Причины кризиса 1987 года

Мы уже не раз отмечали, что биржа знает свои подъемы и падения, штормовые циклоны и лихорадки. В послевоенные годы на Западе часто можно было слышать утверждения о том, что отныне биржа стала регулируемой, и она не допустит кризисов, характерных для прошлого.

На самом же деле государственные меры по регулированию биржевых операций, которые были осуществлены в 30-е годы и в период после второй мировой войны, не могли изменить закономерностей стихийного развития рынка ценных бумаг, органом которого и является фондовая биржа. Из самой природы этого рынка вытекает скачкообразный характер его развития — то расширение, то сжатие. В конечном счете в основе этих колебаний лежит движение реального капитала, поэтому биржу и называют «экономическим барометром». Но связь её с реальной конъюнктурой опосредованная, косвенная. На ход биржевых дел и сегодня оказывают влияние и многие другие факторы, иногда и чисто спекулятивного характера, состояние политики, социально-психологические изменения и т.д. Чем же объяснить кризис 1987 года?

В его основе лежат глубинные противоречия современного капитализма, и в частности гигантское разбухание всех форм финансового капитала. Для последних лет было характерно беспрецедентное расширение финансовых операций, которое привело к огромному отрыву курсов ценных бумаг от движения реального капитала.»

Так, например, в течение последних пяти лет накануне кризиса на Нью-Йоркской фондовой бирже курс американских акций значительно оторвался от «нормального» уровня. За период между 1982 и 1987 годом в США выплаты дивидендов увеличились на 35%, а стоимость кредита уменьшилась почти вдвое, средний курс акций в максимальной точке бума (летом 1987 г.) был втрое выше, чем в 1982 году. Динамика биржевых цен резко контрастировала с показателями производства. За те же годы валовой национальный продукт (ВНП) вырос лишь на 19%, причем повышение курсов акций ускорилось в 1985–1987 годах, то есть именно тогда, когда рост производства резко замедлился. Противоречия между подъемом на бирже и застоем в экономике в конечном счете сделали падение курсов акций неизбежным.

Такая же ситуация была и в других странах Запада. На Парижской фондовой бирже за период после 1980 года котировки возросли более чем в 20 раз, а промышленное производство Франции в это время переживало застой. По официальным данным, индекс промышленного производства в 1985 году (1980 г. = 100) составлял 100,0, в 1986 году- 101,5 м.

Рост рынка фондовых ценностей сопровождался увеличением разнообразной финансовой задолженности, которая охватила почти все звенья капиталистической экономики и подавляющее большинство капиталистических стран. Самая мощная страна капиталистического мира — США — превратилась в крупнейшего должника. Государственный долг США составлял уже и в 1950 году довольно внушительную сумму — 257 млрд. долл., к 1960 году он достиг 284 млрд. долл. и рост его значительно ускорился. В начале 70-х годов он возрос до 400 млрд., а в 1980 году — до 914 млрд. долл. За период пребывания у власти администрации Рейгана государственный долг США вырос в 2,5 раза и составлял накануне кризиса 2,3 трлн. долл. 29 сентября 1987 г. президент подписал законопроект о повышении допустимого максимума государственного долга с 2,3 трлн. до 2,8 трлн. долл., заявив, правда, что делает это с чувством «огромного внутреннего сопротивления».

Только на обслуживание этого беспрецедентного в истории США долга, то есть на выплату процентов держателям облигаций, государству приходится затрачивать сотни миллиардов долларов. Такие непроизводительные расходы тяжелым бременем легли на американскую экономику, поскольку правительству для изыскания необходимых средств приходится прибегать к перераспределению национального дохода страны в ущерб накоплению. А от нормы накопления (т.е. от того, какая доля национального дохода будет направлена на производственные капиталовложения) во многом зависят результаты деятельности компаний, их ожидаемая прибыльность. Если же вспомнить, что именно уровень прибыльности определяет биржевые курсы акций корпораций, то можно представить беспокойство держателей акций и их готовность в любую минуту избавиться от начинающих обесцениваться бумаг. Только внутренний федеральный долг приблизился к отметке 2,3 трлн. долл., что превысило 50% стоимости ВНП США.

Большинство индустриальных капиталистических стран сводили в это время свои государственные бюджеты с дефицитом, составляющим от 2 до 11% от их ВНП.

В США в 1985–1986 годах абсолютные размеры дефицита превысили 200 млрд. долл. Государство вынуждено было занимать колоссальные суммы, продавая на денежном рынке свои облигации. Это способствовало повышению ссудного процента, что негативно воздействовало на биржевые курсы.

Подобная ситуация развивалась в условиях растущей интернационализации производства и капитала, в том числе биржевого дела, что резко усилило зависимость всех стран капитализма от состояния американской экономики. Речь шла в первую очередь о таких её важнейших показателях, как растущая дефицитность государственного бюджета и внешней торговли США. Именно эти факторы и послужили непосредственными детонаторами биржевого кризиса. Сообщения об огромных размерах дефицита бюджета США и неурядицах американской внешней торговли и привели к биржевой панике в октябре, к падению курсов в декабре и сохранявшейся неустойчивости в начале 1988 года. Французский экономист М. Дранкур отмечал, что причина кризиса состоит в «международном характере экономики сегодня». «Но каждое государство, и прежде всего США, ведет себя так, как будто только оно существует на всем белом свете» 31.

Характерно, что в биржевой панике конца 1987 года активное участие принимали именно иностранные держатели ценных бумаг (в США — представители компаний Японии и Западной Европы, в финансовых центрах Западной Европы, Японии и других стран — американские ТНК). У автора этих строк, побывавшего на Парижской фондовой бирже в ноябре 1987 года, сложилось впечатление, что биржевики не исключают и сознательной тактики игры на понижение со стороны ряда ТНК. Кстати, история биржи знает такие примеры. Мы уже рассказывали классический пример — историю о действиях Натана Ротшильда на Лондонской бирже в начале XIX века. И в 1987 году биржевому краху способствовал беспрецедентный размах спекуляций с ценными бумагами. В центре внимания оказались корпорации в застойных отраслях: металлургии, нефтяной промышленности, части отраслей машиностроения. Группы «захватчиков» скупали их акции по низкой цене, а затем шантажировали правления компаний, требуя выкуп, либо, пользуясь ими же созданным ажиотажем, сбрасывали акции по повышенным ценам и получали прибыль. В инвестиционных банках появилась особая категория дельцов, которые, пользуясь доступной им «внутренней информацией» о делах и планах концернов, тайно играли на повышении курса акций. В Нью-Йорке и Лондоне нескольких таких дельцов, успевших нажить колоссальные суммы, арестовали, но они отделались краткосрочным тюремным заключением.

Была ли паника специально спровоцирована спекулянтами? Из печати известно, что ряд крупных капиталистов, в том_.числе миллиардеров, а также некоторые финансовые учреждения заблаговременно продали свои пакеты акций и тем самым избежали ощутимых потерь. Это, конечно, повлияло на состояние биржи, усилив её неустойчивость. Но главные причины краха все же — объективные трудности в кредитно-финансовой и валютно-финансовой сферах.

Узнаем ли мы полную правду об операциях конца 1987 года, учитывая анонимный характер многих биржевых сделок, и если узнаем, то когда? Это остается вопросом. Но ясно, что противоречия внутри транснациональной финансовой олигархии играли и играют немалую роль в современных биржевых потрясениях.

И ещё об одном обстоятельстве. Речь идет о возросшей в огромной степени интернационализации рынков фондовых ценностей и их тесном переплетении. Эта своеобразная глобализация биржи сопровождалась её компьютеризацией. Биржа стала функционировать практически круглосуточно: в Токио она открывалась вскоре после закрытия Уолл-стрита, в Гонконге и Сингапуре — вслед за Токио, далее шел Цюрих, Франкфурт, Париж, Лондон и снова Нью-Йорк. Где бы ни начиналась паника, она тут же передавалась по цепочке в другие центры.

Биржевой оборот увеличивался настолько быстро, что во многих случаях решения о купле-продажи ценных бумаг делались уже не людьми, а компьютерами по специально разработанным программам. Создалась и возможность мгновенного улавливания курсовой разницы в глобальном масштабе и превращения её в прибыль. Сразу же выявлялись самые мелкие расхождения в ценах акций, облигаций, валют в разных странах, давались распоряжения о купле-продаже ценных бумаг на сотни миллионов и миллиарды долларов. Автоматизация способствовала и нагнетанию бума, и распространению паники, когда курсы стали резко падать.

 
Валютный рынок
Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
GBP/USD0.000.00
USD/CHF0.000.00
USD/JPY0.000.00
Данные на 00:00 мск
Сырьевой рынок
Товарные рынки
bidask
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Брент0.000.00
Нефть Лайт0.000.00
Фондовый рынок
Фондовые индексы
lastchangechange%
djia0.000.000.00
sp5000.000.000.00
nasd_comp0.000.000.00
nasd1000.000.000.00
ftse1000.000.000.00
dax0.000.000.00
aex0.000.000.00
cac400.000.000.00
smi0.000.000.00
rts0.000.000.00
usd index0.000.000.00