Уменьшилась ли роль фондовых бирж в XX веке?

В эпоху резкого усиления процессов концентрации и централизации производства и капитала, когда господствующей силой в экономике становятся крупные предприятия, роль биржи, как неоднократно отмечал В. И. Ленин, уменьшается. «Смена старого капитализма, с господством свободной конкуренции, — писал он, — новым капитализмом, с господством монополий, выражается, между прочим, в падении значения биржи». Правда, Ленин оговаривался иногда, что речь идет о падении в том смысле, что «всякий гигантский банк сам есть биржа» 8. Но, несмотря на эту оговорку, смысл общего тезиса совершенно определенный. Биржа теряет характер центрального и самостоятельного учреждения, сосредоточивающего в своих руках, по словам Ф. Энгельса, «все производство, как промышленное, так и сельскохозяйственное, и все обращение — как средства сообщения, так и функцию обмена» .

Действительно, верховную власть во многих сферах экономики в конце XIX — начале XX века захватывают крупные предприятия и их объединения, играющие важную роль в деятельности фондовых бирж. Растет и внебиржевой оборот ценных бумаг, который осуществляется крупнейшими банками и специализированными финансово-кредитными учреждениями. Но все же полностью справедливым ленинский тезис о падении роли биржи признать нельзя. Главный его недостаток, на наш взгляд, — переоценка роли монополий и недооценка значения конкуренции в развитии западной экономики в XX веке, хотя В. И. Ленин и подчеркивал, что новый капитализм несет на себе явные черты чего-то переходного, какой-то смеси свободной конкуренции с монополией» .

В ходе дискуссий советских экономистов в последние годы многие пришли к выводу о необходимости в современных условиях уточнения ряда положений ленинской теории, и прежде всего понятия монополии. Трезвый, объективный анализ показывает, что в жизни классических монополий, которые бы монопольно, то есть единолично, господствовали в какой-то отрасли, и в эпоху Ленина, и сегодня не так уж много. Господствует не монополия, а скорее олигополия — несколько крупных предприятий. При этом уровень развития олигополии очень неравномерный и по странам, и по отраслям, и по районам. Динамика процесса развития крупного производства также отнюдь не является прямолинейной и односторонней. Например, в период современной научно-технической революции в новейших сферах и производствах возрастает роль средних и мелких высокоспециализированных предприятий. На их долю приходится значительная часть инноваций, научных разработок и их первых применений в производстве. Кроме того, в начале XX века и сегодня в экономике западных стран налицо разные формы собственности: государственная, муниципальная, кооперативная, частнокорпоративная, семейная и др.

Все это не только не ослабляет конкуренцию, но, наоборот, углубляет и расширяет её, делает капитализм скорее корпоративно-конкурентным, чем монополистическим. Общая обстановка делает необходимым сохранение в новых условиях и классического регулятора конкурентного капитализма — фондовой биржи, хотя её положение в западной экономике существенно меняется. Об этом мы будем говорить дальше.

Теперь несколько слов о внебиржевом обороте ценных бумаг. Надо отметить, что растущая активность крупных банков не привела к падению роли биржи. Во-первых, на первичном рынке (т.е. в тех случаях, когда компании или группы лиц впервые выпускали в продажу те или иные бумаги) банки нуждались в общем центре, где происходило бы сопоставление ценностей. Во-вторых, на вторичном рынке (т.е. при перепродаже уже выпущенных бумаг) банки физически не могли обеспечить его регулярное и нормальное функционирование. Роль всеобщего вторичного рынка могла выполнить и выполняет сегодня фондовая биржа. Все это обусловило не уменьшение, а возрастание роли биржи в XX веке, о чем свидетельствует, в частности, опыт первых его десятилетий, когда объем деятельности бирж резко возрос (за исключением периода первой мировой войны).

Выйдя из хаоса в производстве, торговле и в области финансов, связанного с войной, западные страны резко ускорили свое экономическое развитие. Особенно быстро развивались США, где производство продукции обрабатывающей промышленности возросло уже в 1925 году в 1,5 раза по сравнению с довоенным уровнем. Рост продолжался вплоть до начала 30-х годов. Интенсивно развивалась мировая торговля. Во всех странах Запада налицо был технический прогресс, осуществлялась рационализация промышленности, возникали новые отрасли и производства.

Отражением этих процессов служило резкое увеличение выпуска ценных бумаг и торговли ими. В США, например, 20-е годы стали периодом почти постоянного подъема курсов ценных бумаг. Рост котировок порождал эйфорию. Мелкие и средние сберегатели, даже иммигранты, прибывавшие из-за рубежа, считали, что богатства в этой стране будут расти и дальше, и стоит только протянуть руку, чтобы овладеть ими. Уолл-стрит в эти годы стал символом надежды для финансистов всего мира. На Нью-Йоркской фондовой бирже разрыв между номиналом тех или иных акций и их биржевыми котировками достигал огромных размеров.

Одной из причин роста биржевых курсов был расширяющийся кредит, в частности все более широкое распространение продаж в рассрочку. Объем задолженности населения постоянно нарастал. Но крупные финансисты США, руководители американского государства не допускали и тени сомнения в прочности финансово-экономического положения страны. Президент США Г. Гувер буквально накануне «великого кризиса» официально, опираясь на весь авторитет правительства, подчеркивал, что подъем курсов будет продолжаться и дальше. Нет никаких оснований полагать, заявлял он, что рост вдруг прекратится.

Подобная спекулятивная волна биржевой горячки охватила и Европу. Конечно, в разных странах её формы и размеры были неодинаковыми. В Англии, к примеру, обострение классовой борьбы замедлило рост биржевой активности, особенно по сравнению с США. Германия переживала биржевой бум, сопоставимый с американским, одной из причин которого стал щедрый поток американских капиталовложений, явившийся важным стимулирующим фактором для развертывания операций на Берлинской бирже. В Италии писали о «медовом месяце» с участием фондовых бирж и Муссолини. Утратив часть своей независимости, биржи, сросшиеся с режимом, быстро увеличивали свои богатства. Во Франции крупные буржуа могли потирать руки от удовольствия, покидая заседания Парижской биржи: курсы бумаг, ренты и акций постоянно поднимались. Устойчивость франка и общего финансового положения страны привлекали во Францию капиталы со всего мира.

Значительно хуже была ситуация на биржах Вены, Праги и Будапешта. Но и здесь положение улучшилось под влиянием финансовой стабилизации во Франции и промышленного развития ряда других стран.

В общем, в конце 20-х годов никто в западном мире и не думал о том, что «дикая» биржа доживает последние дни и что весь мир стоит на пороге такого краха, который можно сравнить лишь с землетрясением.

 
Валютный рынок
Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
GBP/USD0.000.00
USD/CHF0.000.00
USD/JPY0.000.00
Данные на 00:00 мск
Сырьевой рынок
Товарные рынки
bidask
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Брент0.000.00
Нефть Лайт0.000.00
Фондовый рынок
Фондовые индексы
lastchangechange%
djia0.000.000.00
sp5000.000.000.00
nasd_comp0.000.000.00
nasd1000.000.000.00
ftse1000.000.000.00
dax0.000.000.00
aex0.000.000.00
cac400.000.000.00
smi0.000.000.00
rts0.000.000.00
usd index0.000.000.00