Акции и акционерные общества в условиях перестройки

В розданном членам Верховного Совета СССР докладе правительства «Об экономическом положении и концепции перехода к регулируемой рыночной экономике» в середине 1990 года рынок ценных бумаг в Советском Союзе характеризовался следующими показателями: «В настоящее время выпущено акций и облигаций предприятий на 200 миллионов рублей, акций трудового коллектива — на 400 миллионов рублей, акций коммерческих банков — на 300 миллионов рублей, сертификатов Сберегательного банка — на 2,6 миллиарда рублей. Кроме того, в облигации свободно обращающегося 3-процентного внутреннего займа вложено населением 22 миллиарда рублей. В 1990 году запланирован выпуск казначейских обязательств (из 5 процентов годовых) на сумму 15 миллиардов рублей для продажи населению внутренний 5-процентный заем, размещаемый на предприятиях и банках, — на сумму 60 миллиардов рублей для покрытия бюджетного дефицита. Вторичный рынок ценных бумаг практически отсутствует.

При переходе к рыночной экономике имеется возможность в течение 2–3 лет довести емкость рынка ценных бумаг примерно до К процентов средств предприятий и населения (без вкладов в Сберегав тельном банке СССР), то есть до 80–90 миллиардов рублей».

Столь оптимистический правительственный прогноз на ближайшую перспективу основывался, в частности, на быстром росте акционирования советских предприятий, который наблюдался в 1988–1990 годах. В апреле 1991 года в стране насчитывалось более 1200 акционерных обществ. В последнее время их число стало быстро увеличиваться, чему способствовали некоторые меры правительства. Согласна постановлению Совета Министров СССР № 1195 от 15 октября 1988 г. акции стали выпускать государственные предприятия, переведенные на полный хозяйственный расчет и самофинансирование. В пункте 12 постановления подчеркивалось: «Выпуск акций… является формой мобилизации денежных средств и не меняет статуса предприятия».

Постановлением вводились «акции трудового коллектива» и «акция предприятия». Первые распространялись среди членов коллектива данного предприятия, а вторые могли приобретаться другими предприятиями и организациями, добровольными обществами, банками и кооперативами.

Постановление разрешало продажу и перепродажу акций, что заложило основу для формирования рынка ценных бумаг. Были определены два источника дохода на акции: фонд развития производства/ науки и техники по акциям предприятий и фонд материального поощрения (фонд оплаты труда) по акциям трудового коллектива.

Документ вызвал противоречивые оценки. С одной стороны, указывалось, что он означал официальное признание прав на существование в условиях социалистического хозяйственного механизма особого блока экономических отношений, отраженных в ценных бумагах. Предприятия и организации с его помощью могли широко развивать альтернативное децентрализованное перераспределение финансовых ресурсов. С другой стороны, многие проблемы не нашли в нем решения. Прежде всего не был в достаточной степени учтен зарубежный 1 опыт в определении статуса акций. Акциями были названы, по сути дела, новые формы облигаций. А приобщение нового акционера к числу собственников акционерных предприятий не предусматривалось. Закрыв шлагбаум перед перспективой возникновения нового типа предприятий — акционерных обществ, постановление сузило круг I задач, решаемых с помощью механизма ценных бумаг. Он был сведен к сбору дополнительных финансовых ресурсов, необходимых предприятию в его деятельности.

Гораздо более важный шаг был сделан в середине 1990 года, когда правительство утвердило положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, а также положение о ценных бумагах. Эти документы были введены в действие, не дожидаясь принятия Верховным Советом СССР закона об акционерных обществах, который должен полностью отрегулировать статус таких предприятий, порядок выпуска и распространения акций и некоторые другие вопросы.

В целом новые документы имели прогрессивный характер. Они определяли, в частности, что держателями акций могут быть не только предприятия и организации, члены трудового коллектива данного акционерного общества, но также и все другие граждане. Это соответствовало положениям уже принятого Верховным Советом СССР Закона о собственности.

Очень важно и то, что установленный порядок создания акционерных обществ носит регистрационный характер — никто не имеет права препятствовать их возникновению, если не нарушаются какие-либо законы.

Подробно расписана и вся процедура принятия важнейших решений в акционерных обществах, оговорены порядок соблюдения прав держателей акций и порядок выборов руководителей предприятий и наблюдательного совета, непосредственно контролирующего деятельность администрации, высшим органом — собранием акционеров. Определены виды ценных бумаг, их особенности, порядок выпуска и движения. Предусмотрено, что частные лица могут приобретать только именные акции, и это в какой-то степени не позволит скупать их в массовом порядке дельцам «теневой» экономики.

Специальный раздел посвящен преобразованию государственных предприятий в акционерные общества. Основанием для этого является » совместное решение трудового коллектива и органа, уполномоченного управлять государственным имуществом.

В постановлении решены далеко не все вопросы. Например, положение о ценных бумагах дает следующее определение акции: «Акция — ценная бумага, выпускаемая акционерными обществами, предприятиями и организациями, коммерческими банками, кооперативами, иными предприятиями и организациями, основанными на коллективной собственности либо на полном хозяйственном ведении государственной собственностью, без установленного срока обращения, Удостоверяющая внесение средств на цели их развития (членство в акционерном обществе и участие в его правлении) и дающая право её владельцу на получение части прибыли предприятия в виде дивиденда».

Данная формулировка качественно улучшает понятие «акция» 1988 года, и все же связь акции и акционера с собственностью на предприятие (на его совладение) могла быть выражена более точно и развернуто.

По словам И. Китайгородского, начальника отдела кредита Минфина СССР, после выхода постановления, посвященного развитию акционерных обществ и рынку ценных бумаг, наблюдается исключительная активность в создании акционерных обществ. Они регистрировались в конце 1990 — начале 1991 года буквально десятками. Это во многом объясняется демократическим характером созданной системы образования акционерных обществ. По новому положению, например, для того, чтобы организовать акционерное общество, достаточно объединить ресурсы на сумму 500 тыс. руб. Это доступно подавляющему большинству предприятий. Кроме того, в соответствии с постановлениями акционерное общество может состоять даже из двух участников.

По мнению И. Китайгородского, становление акционерных предприятий в Советском Союзе сегодня идет по двум основным направлениям. Первое — соединение средств, имущества при сохранении полной самостоятельности участников акционерного общества. Здесь речь идет о формировании нового предприятия, которое будет действовать на акционерных началах или в качестве общества с ограниченной ответственностью. Другой путь — преобразование государственных предприятий в акционерные. Учитывая огромную роль государства в экономике, — это основной путь.

В развитии акционерного дела в нашем обществе далеко не все об стоит гладко, как может показаться из сказанного выше. Подводных камней и препятствий в жизни существует более чем достаточно. Об этом свидетельствуют многочисленные дискуссии и обсуждения, которые ведутся на страницах печати, в передачах радио и телевидения, в институтских аудиториях, в комиссиях Верховных и других Советов, внутри партий и общественных движений и просто на улице, в очередях, в семьях и дружеских компаниях. Мы много спорим по проблемам ценных бумаг, особенно по вопросам, относящимся к акциям. Передать всю пестроту мнений просто невозможно. Постараемся сказать лишь об основном.

Один из главных объектов дискуссий — природа акций и дивиденда. Большинство участников обсуждений считают, что условием полноценного развития акционерных отношений в нашей стране является утверждение нового, не отягощенного догматизмом отношения к природе дивиденда, а в более широком смысле — творческое осмысление природы процента по вкладам и проблемы так называемого фиктивного капитала.

В то же время немало и противников такого подхода. Часто их рассуждения заключаются в защите «чистоты» социализма. Кредит, акции и им подобные формы предстают как элементы капитализма, которые мы вынужденно используем в качестве временных «подпорок» социализма. При этом, ссылаясь на К. Маркса, забывают о диалектической глубине его анализа. Дивиденд по-прежнему выступает здесь в виде нетрудового дохода, результата эксплуатации, а широкое распространение акций и других ценных бумаг понимается как симптом усиления паразитизма, превращения общества пролетариев в общество рантье, стригущих купоны.

Очевидно, что подобные позиции порождаются неприятием нового мышления, отказом от решения острых проблем нашей действительности, бегством от нее в «чистую» теорию, в «окопы» догматизма, прежних схем и упрощенческих, односторонних представлений.

Поэтому, на наш взгляд, правы те авторы, которые выступают за деидеологизацию понятий «акция», «дивиденд» и других категорий рынка ценных бумаг. Надо рассматривать их в качестве общецивилизационных категорий, инструментов развитой рыночной экономики, необходимых и неизбежных на определенном этапе её развития. Уже говорилось, что они могут служить эффективным средством перераспределения ресурсов, их мобилизации, совершенствования структурных пропорций, технического развития производства.

Кроме общецивилизационного характера надо видеть и тесную связь категорий рынка ценных бумаг с актуальными задачами экономической реформы. Как подчеркивали ряд участников дискуссии в МГУ в декабре 1989 года, переход к акционерным формам хозяйствования является способом демонтажа административно-командной и построения новой хозяйственной системы. Акции у нас появляются не сами по себе, не просто как неотъемлемая часть любого современного эффективного хозяйства, а как элемент нового механизма, совершенствования социалистического хозяйствования. Очевидна положительная сторона акций, связанная с усилением чувства хозяина, привязкой работников к производству, особенно долгосрочной привязкой руководителей. Пожалуй, сегодня трудно найти возражения тезису о том, что акционерное движение позволяет преодолевать отчуждение человека от средств и результатов производства, формировать в нем чувство хозяина.

Сейчас работник предприятия отчужден от собственности. Посредством акции он становится соучастником предприятия, его сособственником. Черты приобщения работника к собственности особенно наглядно проявляются тогда, когда он покупает акции своего предприятия. По сути, происходит практическое соединение разных форм собственности — личной собственности с государственной или кооперативной. Работник как хозяин подключается к управлению не только той частью предприятия, которая создана за счет акций, но и предприятия в целом. Он заинтересован в его эффективном функционировании с позиций перспективы, так как от этого в последующие годы будет зависеть размер дивиденда на акции. Тем самым обеспечивается единство текущих и долговременных целей работников предприятия.

Социальный аспект акций и других видов ценных бумаг заключается также в том, что они служат источником доходов для их владельцев. Связи здесь многосторонние. Прежде всего спрос на ценные бумаги определяется уровнем благосостояния нации и каждого гражданина. Об этом ярко свидетельствуют цифры, приведенные Б. Алехиным в его работе «Рынок ценных бумаг».

Здесь встает вопрос о нетрудовой природе акционерной собственности и дивиденда. При современных подходах нельзя признать справедливым этот традиционный тезис. В дискуссиях последних лет был высказаны ряд интересных документов, подтверждающих необходимость пересмотра столь знакового всем нам утверждения о нетрудсвом характере дивиденда.

Так, по мнению П. С. Осиинкова, дивиденд на простые и привилегированные трудовые акции правомерно рассматривать как форм: распределения по прошлому труду работников. Доход в виде дивидендов, выплачиваемых работнике на всю сумму накопленных им з трудовую жизнь акций, он предлагает рассматривать как его трудовую пенсию. Право на получение этого дохода на определенных условиях могло бы передаваться го! наследству. Таким образом, трудовые акции обоих видов и получаемые на них дивиденды способны стать формами социалистического присвоения, движения общественно (коллективной) собственности и созданных на её основе трудовых доходов.

С этим мнением согласен Э. П. Дунаев. Он отмечает: «Заостряя внимание на природе дивиденда, нужно подчеркнуть, что в наших условиях он является частью прибавочного продукта, присваиваемого по вложенным средствам, а не по затратам труда. Но это лишь внешняя форма. Если при социализме все должны быть трудящимися, то и доходы могут быть получены только от труда. Вот почему и вложения в акции, хотя и производятся в денежной форме, являются, по сути своей, прошлыми трудовыми доходами. При этой предпосылке дивиденд по своему содержанию фактически является трудовым доходом, что в настоящее время в наибольшей степени достигается при так называемых трудовых акциях, т.е. акциях, распределяемых среди трудового коллектива».

Говоря о природе источника дополнительных доходов, Л. Абалкин считал, что «здесь масса новых теоретических проблем, на которые надо ответить». «Я связываю их, — продолжал ученый, — не столько с вопросом о прошлом труде (вероятно, это не самый точный термин), сколько с формами экономической реализации личной собственности». Всякая собственность имеет свои формы реализации. При относительно невысоком жизненном уровне населения, когда практически все личные доходы реализуются в текущем потреблении, проблемы не возникает. Но по мере роста жизненного уровня, накопления имущественного достатка, появления товаров длительного пользования возникают новые моменты. «В этом случае, — по мнению Л. Абалкина, — личная собственность реализуется не только в личном потреблении, но и начинает включаться в общественный кругооборот… Это требует заново переосмыслить всю теорию процента, потому что наши объяснения излишне схематичны и не учитывают такую реальность, как экономическая цена времени. У нас время серьезному анализу не подвергалось, и поэтому до сих пор не ясен вопрос о сравнительной ценности благ во времени… Я бы связал величину процента с техническим прогрессом, ростом производительности труда и снижением трудовых затрат на единицу полезности».

Наряду с приведенными тремя аргументами (дивиденд — доход прошлого труда, форма экономической реализации личной собственности, результат изменяющейся во времени производительности труда) используются и другие. Например, говорят о том, что дивиденд есть компенсация потерь владельца акции, который предпочел за счет своего потребительского фонда, не потребленного сразу, увеличить ресурсы общества. Другие подчеркивали, что справедливым сейчас становится распределение не только по труду, но и по капиталу.

Наверное, вряд ли можно считать завершенными теоретические Дискуссии о природе дивиденда. Создание законченной теории процента и ссудного, в том числе так называемого фиктивного, капитала возможно лишь на путях пересмотра трудовой теории стоимости. А эту задачу мы ещё только начинаем осознавать.

Что касается практического аспекта, то можно сказать, что клейм паразитизма снято с дивиденда полностью и окончательно. Конечно возможно использование акций и других видов ценных бумаг дельцами «теневой экономики». Но эта проблема относится скорее к сфер регулирования рынка, в частности налогового законодательства. А об опасности превращения всего общества в бездельников — рантье моля, но говорить, лишь полностью утратив связь с действительностью примерно так, как если бы мы сейчас считали крайне опасным для нас чрезмерное потребление московской сырокопченой колбасы или красной икры…

Это не означает, что отсутствуют реальные проблемы, требующие решения для качественного расширения рынка акций. Об этом, в частности, много говорилось во время заседания делового клуба еженедельника «Экономика и жизнь», посвященного теме: «Акционерные общества: „за“ и „против“». По мнению его участников, одной из важных проблем являются механизмы преобразования государственных предприятий в акционерные.

Многие сейчас не решаются на такой переход, испытывают страх и неуверенность. Хорошо если акционеры — это свой собственный коллектив. А если акции будут продаваться всем желающим и их скупят «чужаки»? Не будет ли это ущемлением прав самого трудового коллектива?

Возможны разные подходы к формам разгосударствления. Один состоит в том, чтобы раздать государственную собственность трудовым

коллективам либо поделить её между всеми членами общества. В последнем случае на каждого советского гражданина придется примерно 4,5 тыс. руб., на которые можно будет купить акции предприятия, лавку, магазин и т.д.

Другой путь — продажа государственной собственности. Но как это сделать? Многие считают, что коллективы предприятий должны приобретать акции за счет личных средств, а государство должно по мочь в этом: или давать акции в кредит, или предоставлять налоговые льготы тем предприятиям, которые решили стать акционерами. Тогда

в первом случае работники смогут в течение достаточно длительного срока (6–8 лет, например), используя собственные средства, а также средства специальных фондов, создаваемых для этого на предприятии, погасить предоставленный им кредит и стать владельцами акций. Во втором случае путем сокращения уплачиваемых налогов можно былобы создать фонд, за счет которого будут приобретены акции работниками.

Именно этот путь определен в качестве главного направления развития в программе действий по выводу советской экономики из кризиса, одобренной Верховным Советом СССР в конце апреля 1991 го да. На сессии Верховного Совета СССР отмечалась необходимость создания условий для большинства тружеников вкладывать часть своих заработков в акции. Таким образом они смогли бы стать собственниами предприятий и получать дополнительные доходы. В этих целях будет осуществляться освобождение зарплаты и других денежных доходов населения, направляемых на приобретение акций или на погашение кредитов, которые будут даваться для этого, от подоходного налога. Такие же льготы будут предоставляться и предприятиям, использующим свою прибыль для выкупа государственного имущества и для инвестиций.

Острой проблемой, препятствующей широкому акционированию предприятий, пока является оценка имущества, которым они располагают. На Западе при разгосударствлении использовался метод оценки независимыми экспертами. «Но где нам найти таких экспертов?» — спрашивал во время обсуждения И. Китайгородский.

Есть и другие нерешенные проблемы (например, судьбы жилых фондов при заводах, степень желания граждан направить свои средства на выкуп имущества, механизм формирования дивиденда и т.д.).

В ходе обсуждений нередко звучат и голоса, предупреждающие от эйфории по отношению к акциям и акционерным обществам. Например, В. Мусатов говорит о том, что на Западе сегодня редко используют акции как средство мобилизации финансовых ресурсов, предпочитая для этого скорее облигации.

Д. Сорокин подчеркивает, что акционерная форма применима далеко не всегда. В США, например, существуют примерно 16 млн. предприятий, а в свободной продаже на Нью-Йоркской фондовой бирже находятся акции порядка 500 наиболее крупных корпораций. Ещё примерно 3 млн. компаний являются акционерными, но их акции распределяются часто «приватно» среди ограниченного круга собственников. Поэтому считать, что у нас все предприятия должны быть акционерными, было бы неправильным. Они должны быть там, где это наиболее выгодно.

В то же время надо отметить, что меры, намеченные в программе действий по выводу экономики из кризиса, придают особое значение акционированию предприятий. Это касается прежде всего средних и крупных предприятий, где необходимо создать реальных хозяев, заинтересованных не только в текущих доходах, но и в развитии производства. Для этого намечается осуществить преобразование государственных предприятий в акционерные общества, товарищества и формирование коллективных (народных) предприятий.

На сессии Верховного Совета СССР подчеркивалось, что надо провести кампанию по акционированию государственных предприятий. Одновременно следует обеспечить быстрый, в течение полутора лет, переход как минимум 10% акций или стоимости имущества всех государственных предприятий в собственность членов трудового коллектива и всех граждан. Естественно, значительная доля акций на первом этапе окажется в собственности государства. Что же касается продажи этой доли, то она, конечно, потребует не одного года.

При всем важном значении акций наряду с ними важная роль на возрождающемся рынке ценных бумаг нашей страны принадлежит также облигациям.

 
Валютный рынок
Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
GBP/USD0.000.00
USD/CHF0.000.00
USD/JPY0.000.00
Данные на 00:00 мск
Сырьевой рынок
Товарные рынки
bidask
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Брент0.000.00
Нефть Лайт0.000.00
Фондовый рынок
Фондовые индексы
lastchangechange%
djia0.000.000.00
sp5000.000.000.00
nasd_comp0.000.000.00
nasd1000.000.000.00
ftse1000.000.000.00
dax0.000.000.00
aex0.000.000.00
cac400.000.000.00
smi0.000.000.00
rts0.000.000.00
usd index0.000.000.00